НОВОСТИ

Жизнь «за забором»

«Сосновые берега»… Каждый раз, проезжая мимо этого элитного коттеджного поселка, выросшего близ деревни Хотилово, я ловила себя на мысли, что хорошо бы побывать за изгородью, познакомиться с укладом жизни новых обитателей. Почему они 3-4 года назад выбрали наш район, добровольно поехав туда, куда раньше ссылали, – за Можай? Как живется в нем новым русским, чем дышится? Не замечать существования такого поселения на «своей» подконтрольной территории журналисту, которому быть любознательным полагается по должности, было бы непростительно. Слово «дачники» в последнее время зачастую звучит как «понаехали», «мусор бросают где попало», «дороги наши добивают», «налогов не платят». Что и говорить, есть проблемы с сезонными жителями Можайского района. Но, думается мне, что большая часть проблем существует с неорганизованными дачниками-частниками или владельцами дач в садоводческих товариществах с нерадивыми председателями во главе. А в данном случае я увидела много положительного в существовании соседей из поселка «Сосновые берега». Не знаю, как в других коттеджных поселках с дисциплиной, но здесь некоторые довольно жесткие правила общего жития меня просто поразили.

Как говорится, «на ловца и зверь бежит». Подавая рекламу в нашу газету в рубрику «Требуются на работу», председатель ДПК «Аксаново» (поселок «Сосновые берега») Владимир Устоев заглянул в кабинет главного редактора. Мы разговорились, я попросила Владимира Святославовича показать мне поселок.
Поразил его фасад во фламандском стиле с бригантиной на искусственном водоеме – почти в натуральную величину. Едва удержалась, чтобы не подняться на борт. Охранники приветливо кивнули нам, пропуская. Моему взору открылось уютное поселение с разнообразными роскошными домами из камня и дерева, один краше, богаче другого. Никаких высоких глухих заборов, все открыто, многие дворы благоустроены, озеленены, радуют глаз цветущие кустарники и клумбы. Мы сделали «круг почета», проехали по всему поселку. Часть домов в стадии строительства. Но нигде на улицах нет строительных материалов, строительного мусора, все во дворах. Я насчитала более десяти разных проектов домов и сбилась со счета. «Угадайте, что это за здание?», – спросил меня Владимир Устоев, указав на красивую избушку с витражами в окнах и флюгером – Георгием Победоносцем – на маковке, возле леса. Оказалось, это КНС, канализационная насосная станция. От нее мы пешком по тропинке отправились на берег, вдоль сосновой рощи. На детской площадке гуляли мамаши с колясками. Рабочие окашивали траву. Мы подошли к пирсу. Теперь в поселке свой яхт-клуб. Дошли до небольшого пляжа с раздевалками. Сама береговая зона топкая, заросла кустарником и камышом, поэтому вдоль берега настроены мостки, лишь по ним можно пройти к месту рыбалки. В лесу сосновоборцы проложили тропу здоровья. Указатель на постаменте гласил, что здесь когда-то пролегала Старая Смоленская дорога.
Во время экскурсии я задала председателю ДПК ряд вопросов.
– Объясните, в чем разница в названиях ДПК «Аксаново» и поселком «Сосновые берега»?
– По сути дела это одно и то же. Наш поселок называется «Сосновые берега» – это поселок бизнес-класса, более 50 га земли. Участки от 15 до 40 соток. А ДПК «Аксаново» расшифровывается, как дачно-потребительский кооператив – это название юридического лица, которое, в соответствии с Уставом ДПК, управляет кооперативом.
– То есть управляющая компания?
– Не совсем. Члены ДПК избирают правление и председателя. Председатель кооператива организует и проводит общие собрания, заседания правления, осуществляет общий контроль за деятельностью администрации поселка. Но в поселке есть и администрация. Это управляющий, главный инженер, главный бухгалтер. Есть мастер, электрик, сантехник, дворники и т.п. Это, как например, в городском или сельском поселении есть депутаты и глава администрации. Наше правление – это, по сути дела, депутаты. Администрация как администрация поселка. Только в поселке председатель депутатов и глава администрации выбираются и действуют отдельно, не подчиняются друг другу, хотя и взаимодействуют, как это определяет закон. А у нас в ДПК администрация подчиняется правлению.
– Владимир Святославович, вашим жителям нравится поселок? И зачем вообще москвичи приехали за 101 километр?
– У нас живут не только москвичи. Есть жители из Перми, Подмосковья, Можайска и даже Берлина. Мы довольны местом, где расположен поселок, той концепцией, которая заложена в его строительство. У нас здесь не ведомственный поселок. Живут разные люди, и чиновники из федеральных, областных и московских организаций, и депутаты всех уровней, и генералы из силовых структур, и «штатские генералы», и топ-менеджеры больших компаний, бизнес-леди и просто бизнесмены, которые сколотили немалые состояния, приезжают их родители, дети, внуки. И все ведут себя интеллигентно, пристойно, по-соседски. Просто уважительно. Дачники приезжают в свой поселок и понимают, что у природы нет плохой погоды. Со стороны кажется, что жизнь в таком поселке, – это жизнь за забором. Но это внешний забор. На территории поселка и в береговой зоне можно чувствовать себя абсолютно безопасно. Дачники, их дети и внуки, мамы, бабушки и дедушки спокойно гуляют по улицам. Скорость движения транспорта в поселке не более 20 км в час. По поселку мы передвигаемся или пешком, или на велосипедах и самокатах. Молодежь еще и на роликах. В ночное время поселок освещен. Мы приняли достаточно строгие правила пребывания в поселке.
– А что это за правила?
– Ну, например, одним из важнейших условий пребывания на нашей территории является соблюдение тишины, обеспечение полноценного отдыха наших жителей. Но поселок находится в процессе строительства, на территории трудятся более 150 рабочих, работает техника. Мы решили, что шумные работы проводим только в определенное время. Например, в будни с 9.00 до 20.00. В субботу и предпраздничные дни с 12.00 до 17.00, а в воскресенье и праздничные дни любые шумные работы и вообще иные работы вне собственных участков запрещены. Независимо от времени суток в поселке запрещено использовать автомобильные сигналы. Запрещен выезд автомобилей в прибрежную и лесную зоны. Запрещена парковка на улицах поселка. Машины можно парковать только на собственных участках. Или, к примеру, у нас запрещена установка глухих заборов, только металлический кованый или сварной (прозрачный).
Достаточно строгие требования у нас и к нанятым строителям, работающим на территории. Их задача здесь работать, а не отдыхать. Им запрещен выход в лесную и прибрежную зоны, запрещено бесцельное хождение по поселку. Передвигаться по поселку они могут только в сопровождении старшего по бригаде. У нас пропускной режим. Все работающие должны иметь прописку, разрешение на работу. Мы выдаем им пропуск на три месяца, каждый месяц наша охрана проводит свою внутреннюю перерегистрацию. Если кто-то из рабочих нарушает наши правила, то предупреждаем его и хозяина участка. Если будет второе нарушение, изымаем пропуск и выставляем за ворота.
– И неужели все эти правила соблюдают? У вас же на поселке есть разные люди, наверное, могут и «распальцовку» устроить, Вы не боитесь?
– А чего бояться, это же не я такие правила придумал. Мы всем обществом приняли правила пребывания, поведения в поселке. Специально приняли, в т.ч. и для себя, подобные ограничения. Мы же все понимаем, что мы этого хотим. Да, надо ограничивать и себя самого, не пытаться ставить себя выше других. И если я и соседи соблюдаем эти правила, то имеем право требовать этого от остальных. Даже не по Уставу требовать, а просто по-человечески. Иногда человек что-то нарушает просто потому, что не знает этих правил или подзабыл. Тогда наша охрана, администрация вежливо об этом ему напоминают. И все постепенно встает на свои места. У нас был случай. Кто-то вечером выпил, громко шумел. Ему охрана сделала замечание. Он пришел на контрольно-пропускной пункт, стал ругаться. Наутро один из наших мужчин с ним поговорил. Просто, по-сосед-ски. Он говорит, «да у меня проблемы на работе, с женой поругался, а тут охранник подвернулся, короче, просто сорвался». «Буян» извинился, разошлись по-хорошему. Конечно, есть и у нас пара человек, которые хотят показать, что они не такие, как все, что круче остальных. Но, как говорится, «на каждую гайку найдется болт с винтом».
– А что Вас, Владимир Святославович, радует, чем гордитесь?
– У нас в поселке появились свои традиции, общие праздники. Мы не приветствуем и не позволяем в лесу разводить костры. Шашлыки у нас все делать любят, но это можно только на своих участках. Общие праздники мы встречаем вместе, на берегу. Собирается более сотни людей. Взрослые и дети, гости наших жителей. В эти дни у нас бывают организованы и большой костер, и чаепитие. У нас есть полевая кухня, готовим и первое, и второе, и компот. На крещение делаем и освящаем прорубь. На Масленицу печем блины, ставим ледяной столб с подарками наверху, гуляем от души. Перетягиваем канат, поднимаем пудовую гирю – кто больше. А в конце праздника играем в «Царя горы». В Новый год, после праздничного стола выходим на берег, чтобы чокнуться бокалом шампанского с соседями. Отмечаем, как и все в Можайском районе, да и в России, день Бородинской битвы.
– А кто построил ваш поселок?
– Строительством поселка «Сосновые берега», как и еще нескольких поселков на берегу Можайского водохранилища («Аистово», «Маяк», «Золотые пески») занималась компания ОАО «RODEX GROUP». Это инвестиционно-строительный холдинг, вертикально-интегрированная группа компаний на рынке загородного малоэтажного домостроения. В основе ее деятельности лежала простая идея. Купить землю, построить дома на ней и продать.
Однако на самом деле не все так просто. Покупатели-пайщики вносили свои деньги по сути дела, в «одну кассу», но договоры они заключали с совершенно различными компаниями. Тем самым, покупатель имел дело уже не с одним, а с несколькими юридическими лицами. Деятельность этих компаний координировали фактические хозяева «RODEX», а их руководителями назначались подконтрольные им лица. Но ответственность за исполнение обязательств несли разные юридические лица, ответственность размывалась.
ООО Дачное объединение «Сосновые берега» продавало землю, участки. Компания ООО «Элитстрой 7», или с иным порядковым номером, заключала договор о строительстве дома. ДПК «Аксаново», на начало строительства фактически аффилированный с «RODEX» структурой, обязывался создать и затем обслуживать инфраструктуру поселка: дороги, инженерные коммуникации. Очень многие наши жители не удовлетворены тем, что многое, обещанное из инфраструктуры, ОАО «RODEX GROUP» просто не построило и уже не достроит. Качество работ тоже неудовлетворительное, а ведь деньги были заплачены немалые.
Каждый пайщик подписывал договор о присоединении к членству в ДПК. В нем он обязывался с момента подписания договора платить ежемесячные взносы. Но ДПК на тот момент состояло всего из трех человек, это те самые хозяева «RODEX». И они не допускали к управлению и контролю за расходованием денег самих пайщиков, которые внесли эти деньги. За три-четыре года через свои структуры они «прокачали» несколько сотен миллионов рублей. Они, таким образом, собирали деньги пайщиков и расходовали их, по сути дела, по своему усмотрению. Только год назад членам ДПК, тем, кто живет в поселке, удалось взять ситуацию под контроль.
– И что оказалось?
– До сих пор в нашем ДПК нет в полном объеме проектной документации на объекты инфраструктуры. Канализация в поселке «дырявая». Она собирает грунтовые воды и ливневые стоки. Участки в поселке, изначально отведенные, в соответствии с Генпланом, под спортивные и детские площадки, застройщик продал частным лицам. Тем самым качество жизни в поселке снижено. Покупатели платили деньги за совсем другой поселок, чем его построило «RODEX». Получается, что у нас в поселке тоже есть «обманутые вкладчики». Более 40 человек заплатили все деньги, а оформить землю в собственность не могут. Оказалось, что владелец этой земли, одна из подконтрольных фирм «RODEX», «заложила» эти участки за деньги, куда-то их перевела. Возвращать эти деньги в банк владелец не торопится, а добросовестные пайщики вынуждены ходить по судам. Выходит, что богатые тоже плачут…
– Тяжелое Вам досталось «наследство». Без судов не обойтись.
– Бывают и судебные процессы. Я удивляюсь терпению можайских судей. У нас в Москве суд идет 20-40 минут. А здесь тома бумаг, тысячи листов, десятки многочасовых заседаний. Понятно, с московскими сутягами надо все делать осторожно. Хорошо, что в большинстве своем судьи понимают, что ДПК – не управляющая компания, не просто юридическое лицо – это десятки, сотни граждан у которых есть такие же права, как и у тех, кто пытается «проехаться» за их счет.
Так получилось, что, когда я согласился стать председателем, далеко не в полном объеме предполагал, с чем мне придется столкнуться. Прошлым летом мне даже пришлось приостановить реализацию некоторых личных коммерческих проектов и сосредоточиться на этой общественно-полезной работе. Уже более года в Москве я бываю лишь наездами, один или два дня в месяц. Практически все время провожу в поселке, но какие-то бизнес-проекты, используя современные технологии, решаю удаленно. Конечно, нахожу время и для отдыха, для семьи. У меня подрастает внучка, она часто приезжает. Здесь ей очень нравится. Наш поселок расположен в Горетовском поселении, между Красновидово и Горетово. Учитывая, сколько времени я провожу здесь, мои друзья иногда в шутку называют меня «Владимир Горетовский».
– Председатель ДПК – это не Ваша основная работа?
– Члены нашего правления, как и депутаты в местных советах, не получают зарплату. Но мне как председателю правления приходится тратить много личного времени на эту работу. Мне предусмотрена определенная компенсация, я получаю полставки. Решением общего собрания членам правления может быть выписана премия. По своей квалификации и я, и члены нашего правления – люди весьма «продвинутые», и конечно подобная компенсация не покрывает тех умственных и физических затрат, которые приходится тратить во благо жителей поселка. Одни судебные тяжбы чего стоят. Но кто-то же должен это делать. Сейчас уж и не помню, откуда это выражение: «Кто, если не ты, и когда, если не теперь». Время от времени жизнь ставит перед каждым из нас такой выбор. И каждый выбирает по себе. В той ситуации, которая сложилась, и я, и члены правления свой выбор сделали. Не знаю, как долго это продлится. Временами бывает тяжело, хочется все бросить. Но у нас уже сложилась команда, костяк людей, которые готовы и для себя, и для своих детей, родителей, и соседей сделать жизнь лучше. Когда мне бывает сложно, эти люди, несмотря на большую занятость, всегда подставят плечо, помогут советом. Это очень умные и серьезные люди, с положением и со средствами. Временами мне кажется, что такая команда вполне могла бы создать и отстроить что-то типа филиала «Сколково» в Можайском районе, или реализовать другой серьезный федеральный проект.
– Поселок живет довольно автономно. У вас, похоже, свое местное самоуправление.
– У нас в поселке своеобразное местное самоуправление. Есть комиссия по правовым вопросам, по развитию инфраструктуры, есть экспертный совет.
Мы проводим соцопросы среди наших жителей. У нас есть свой сайт sosber.ru, на нем существует фотогалерея и форум, из которых можно понять, как организована наша жизнь. В поселке есть качественный интернет. На днях создали комиссию по экологии.
– Про экологию давайте подробнее поговорим. Все-таки вы живете почти в береговой зоне.
– Давайте, но эта тема отдельного, большого разговора. Именно за этим многие наши жители и приехали сюда. Мы, вложив серьезные деньги в постройку поселка, весьма заинтересованы, чтобы сохранить уникальную природу Можай-ского района. Мы видим, что у администрации района, Горетовского сельского поселения не хватает средств на поддержку в нужном состоянии береговой и лесной зоны. Понимая это, мы поддерживаем чистоту и будем благоустраивать за свой счет часть территории на берегу водохранилища, даже той, которая нам и не принадлежит. Мы пригласили для консультации местного лесничего. Он подсказал нам, что можно, а что нельзя делать в береговой полосе и нашей лесной зоне. Мы убираем берег от мусора, ликвидируем сухостой, осуществляем необходимые покосы, делаем кормушки для птиц. Наши дворники ежедневно обходят и убирают не только территорию ДПК, но и всю нашу береговую зону, а ее протяженность немалая.
– Какой Вы видите перспективу развития своего и аналогичных поселков?
– Если говорить о нашем поселке, то из тех 190 домов, которые у нас запланированы, более половины построены, в них уже живут, остальные активно достраиваются. Сейчас таких поселков на берегу Можайского водохранилища уже несколько. Дачников на берегу водохранилища больше, чем местного населения. А в перспективе будет еще больше. И не только дачников. В районе все больше и больше мигрантов. И это может стать проблемой. Законы, которые сегодня существуют, несовершенны. Я думаю, что правлениям поселков и местной администрации нужно согласовывать правила, по которым мы все здесь живем, и перспективы, планируемые в районе. Жители таких поселков вместе с депутатами и администрацией поселений Можайского района должны принять на себя определенные обязательства. Нужно жить дружно. И уметь пользоваться добрососедством. У нас, в других подобных поселках, на дачах живут состоятельные люди. И им небезразлично, какая жизнь вокруг них, что происходит на соседних полях, на водохранилище, какие здесь дороги, какая криминогенная обстановка, как развивается торговая сеть, сфера обслуживания в районе. Нам интересно, как работает местная власть и кто завтра придет к власти. В наших поселках есть люди, которые в силу возраста уже достаточно потрудились и почти отошли от своего основного бизнеса. Уехали подальше от Москвы. Но это очень деятельные люди с обширными связями. У некоторых есть серьезные финансовые средства и они, при определенных обстоятельствах, будут готовы проинвестировать их в развитие района, создание рабочих мест, развитие инфраструктуры. Эти люди привыкли к определенному уровню комфорта. И хотят здесь, в Можайском районе, иметь такой же комфорт. Для себя, на своих участках, которые приобрели в собственность, они такой комфорт уже создали. Мы создадим комфортные условия на всей территории поселка. Но мы живем не только за забором. Мы выезжаем в город, ходим в церкви, музеи, посещаем магазины, путешествуем по району. Хотелось бы, чтобы комфортные условия были созданы местными властями и для всего населения района, и для дачников – во всем районе с его богатейшей историей. Можайский район не должен быть «глубинкой». Он имеет право на другую, лучшую жизнь.
– А как Вы относитесь к властям района, Горетовского поселения? Вам приходилось с ними сталкиваться?
– Приходилось. У меня были встречи и с горетов-ским главой, и с бывшим главой Можайского района. Мы разговаривали. Но есть слова, а есть дела. Наш застройщик и наша дачная администрация в Можай-ской районной администрации полгода не могли получить согласование на строительство ЛЭП для перехода на постоянную схему по электричеству. От такого отношения к нам со стороны властей у меня остался неприятный осадок. Ведь благодаря таким поселкам, как наш, пополняются и областной, и районный бюджеты. Мы же здесь платим налоги. К примеру, за свой дом и участок наши жители ежегодно платят налог 20-50 тысяч рублей. Мы подтягиваем газопровод, электричество и т.п., т.е. развиваем инфраструктуру района. А там, в кабинете, сидит чиновник и разговаривает с нами «через губу». Мы понимаем правила, по которым живет и бизнес, и чиновники в России. Десятину с бизнеса надо отправлять на благотворительность. Но и чиновникам надо меньше воровать.
– Что Вы думаете по поводу сентябрьских выборов губернатора и местного руководства?
– Я думаю, что ВРИО губернатора Андрей Воробьев, скоро избавится от приставки «ВРИО» и продолжит наведение порядка в Московской области. Я знаю, что ситуация в Можайском районе находится на его личном, особом контроле. В районе, городе и в сельском поселении Горетовское тоже скоро выборы, и местные жители разберутся, с кем они хотят дальше жить. Я читаю местные газеты, вижу плакаты на улицах. В интернете при желании многое можно узнать по району. Да и с местными жителями часто приходится общаться. И в администрации у нас работают люди из соседних поселков, из Горетово, Красновидово, МИЗа и Можайска. Красивыми словами народ не обманешь. И дело не в том, местный придет к власти, или не местный. Разбазарить народное добро может и бывший председатель колхоза, и пришлый чиновник, и местные специалисты из ЖКХ или силовых структур. Понятно, что проблемы, накопившиеся в районе, не решить силами администрации одного городского или сельского поселения. Нужна консолидация сил и местных элит, и районных и областных чиновников, и бизнеса, и населения.
Все познается в сравнении, а общий принцип простой: если не устраивает существующее положение дел, надо голосовать за новых руководителей. Мы, дачники, не участвуем в муниципальных выборах, но мы оптимисты и верим, что и у нас в поселке, и в Можайском районе все будет хорошо, жизнь наладится. Но это не придет само собой, необходимы общие усилия.
– Согласна. Спасибо за беседу!
Интервью брала
Главный редактор газеты "Новая жизнь" Елена АЛИГОЖИНА

Сосновые берега
2019 © Все права защищены
Яндекс.Метрика